Земля как объект налогообложения

Как уникальное природное тело, земля является всеобщим материальным условием производства и пространственным базисом социально-экономического развития, главным средством производства в сельском и лесном хозяйствах, естественной кладовой минерально-сырьевых ресурсов, средой обитания животного и растительного мира. Невосполнимость и ограниченность земельных ресурсов ставят, в большинстве случаев, земельные вопросы во главу угла государственной политики страны. Наряду с этим, земельные участки являются также и объектом гражданских прав. Поэтому, совсем не удивительно, что земля стала одним из основных объектов налогообложения в мире. http://veetbox.ru/. Анекдоты: свежие и смешные анекдоты.

В древнейшей форме земельного налогообложения размер налога устанавливался по площади земли. На определенном этапе, наряду с учетом количества, начинают учитывать и качественное состояние земель, а впоследствии и размер дохода, получаемого с земель различного качества.

Так, в Египте, во времена первых фараонов (4 тыс. лет до н.э.) тщательно велись оценочные списки земель, подлежащих налогообложению. Оценку земель дважды в год проводили специальные таксаторы - чиновники фараона. В специальные реестры Древнего Рима (4 в до н.э.) вносили сведения о размере земельных участков, способе их обработки, качестве и доходности земель.

В феодальный период самой удобной единицей налогообложения становится человек, деревня или скот, а налогообложение земель уходит на второй план.

Но уже в 17 в. физиократы, для практики государственного управления, предложили использовать налогообложение земли в качестве наиболее действенного способа покрытия государственных расходов. К преимуществам земельного налога физиократы относили, в первую очередь, очевидность объекта налогообложения – земельного участка. Земельный участок имеет границы, четкие обозначения, а отсюда следует и легкость сбора налога.

Поземельное налогообложение на Руси впервые было применено при Иване IV. Для определения размера налога тогда служило «сошное письмо», которое предусматривало измерение земельных площадей и перевод полученных данных в условные податные единицы «сохи». С середины XVI в. до 80-х гг. соха определялась площадью земли, выраженной в фиксированном количестве четвертей посева. В более ранних «сошных выписях» сообщались сведения о количестве дворов, их рабочем мужском населении и о количестве сошного письма. В более поздних — указывалось количество и качество пашни, которая переводилась на сошное письмо по определенной норме. Для определения размеров сохи с разного качества земли существовал принцип — «плохое качество земли вознаграждается или прибавкой ее количества, или её количество приравнивается к меньшему количеству четвертей лучшей земли». Первый способ назывался «подачей», второй — «одобриванием». Для сохранения сословных привилегий при взимании податей для разных лиц существовали разные размеры сохи — в соху клали разное количество четвертей. К числу недостатков посошного обложения относились нечеткость в распределении категорий налогоплательщиков; субъективизм в оценке доходности земельных участков; возможность значительных злоупотреблений при составлении писцовых книг. Кроме того, система посошного обложения не учитывала текущих изменений в количестве плательщиков податей и объектов обложения. В 1679 г. посошное обложение окончательно было заменено подворным.

Сбор налогов с земель во второй половине XIX в. был определен в заранее установленных подесятинных цифрах, как правило, без учета доходности земли.

В связи с проведением реформы 1861 г., в налоговой системе было введено налогообложение земли. Сбор с земель и сбор со строений во второй половине XIX в. представляли собой основной источник доходов местных бюджетов. Доля поземельного обложения в общем объеме окладных доходов губерний составляла: в 1857—1859 гг. — 40,4%, в 1860—1862 гг. — 44,4, в 1872 г. — 75,9, в 1890 г. — 72,5%.

Раскладка поземельного сбора и сбора со строений земскими учреждениями осуществлялась самостоятельно. Выработанные ими системы отличались чрезвычайным разнообразием. В соседних уездах одной губернии могли применяться разные системы, нередко страдающие крупными недостатками, к которым относились: неуравнительность обложения, чрезмерное обременение некоторых источников земских доходов, в особенности земли, неправильные оценки. И только в 1893 г. были изданы «Правила оценки недвижимых имуществ для обложения земскими сборами». Земли по этим правилам оценивались по местностям и угодьям, а прочие имущества подлежали индивидуальной оценке. От оценки для целей обложения освобождались сельские строения, за исключением занятых торговыми и промышленными заведениями или приносящих постоянный доход посредством сдачи внаем.

Основными местными поимущественными налогами в СССР в 30-е гг. были налог со строений и земельная рента. Земельная рента представляла собой дополнение к налогу со строений, так как им облагались застроенные и незастроенные земельные участки, находящиеся в пользовании учреждений, предприятий и лиц, если только за эти участки и возведенные на них строения не взималась арендная плата в доход местных органов. Закон устанавливал перечень земель, с которых взимание арендной платы не допускалось и могла взиматься только рента: земли, обслуживающие строения, принадлежащие кооперации и частным лицам; земли, предоставленные госпредприятиям (кроме отнесенных к имуществам местных Советов) и т.п. Предельные ставки ренты были дифференцированы в зависимости от назначения земельных участков и от так называемых поясов местности. При подготовке налоговой реформы неоднократно ставился вопрос об объединении налога со строений и земельной ренты.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5